Эфир
Неделя
Репортаж
Неделя с ТМК. Выпуск №18 (116)
0:00
/

По зову крови

Каждый человек уникален – это правда, но… лишь наполовину. На самом деле, у всех нас есть как минимум одна полная генетическая копия. И если ваш «близнец» попадет в беду, вы можете спасти ему жизнь. Как именно, точно знает контролер на участке отделки цеха №1 Челябинского трубопрокатного завода Елена Денисова.

Елена Денисова с наградой

Елена Денисова является донором крови уже более 20 лет. Но однажды, во время стандартной донации, ей предложили сдать еще одну маленькую пробирку – около 10 мл крови – для федерального регистра доноров костного мозга. Тогда она не совсем понимала, как происходит пересадка, но, услышав, что может кому‑то помочь, согласилась без колебаний. Елена не понаслышке знала, какими коварными могут быть онкологические заболевания: ее друг много лет боролся с таким недугом.

Сдала – и забыла об этом на долгие шесть лет. Но в августе 2018 года Елене позвонили из службы крови и сообщили, что ее генотип на 90% совпал с ДНК пациента, которому требуется пересадка костного мозга.

– В этот момент я была дома, поэтому была возможность присесть и спокойно обдумать то, что услышала. Но отмечу, и тогда и после у меня постоянно уточняли: согласна ли я на дальнейшие шаги. Каждый раз я могла отказаться, но ни разу даже не думала об этом, – подчеркнула Елена.

Дополнительные исследования показали: совпадение ДНК – 100%. Генетической «сестрой» Елены Денисовой оказалась девятилетняя девочка из Карелии. Несколько лет она страдала от лейкоза, и пересадка костного мозга – важнейшей кроветворной ткани – была ее последним шансом на жизнь.

НИ ШАГУ НАЗАД

Трансплантацию предварили многочисленные обследования здоровья донора – как перед полетом в космос. Настоящим откровением для Елены стал анализ крови, рассказавший обо всех ее заболеваниях за последние 10 лет вплоть до малейшей простуды.

Заключительные обследования женщина проходила уже в Первом Санкт-Петербургском государственном медицинском университете имени академика И. П. Павлова, где и состоялась трансплантация в ноябре 2018 года.

– Перед трансплантацией я жила в гостинице рядом с медуниверситетом. Мне полностью оплатили проезд и проживание – скорее всего, благотворительный фонд, который, как я позже узнала, занимался сбором средств для лечения девочки, – рассказала Елена Денисова.

Накануне она начала принимать препарат, стимулирующий выход стволовых клеток в кровь, чтобы в процессе донации отдать только «лишний» костный мозг. А маленькой пациентке провели интенсивную химиотерапию, в результате которой полностью погибают кроветворная и иммунная системы. Это значит, что назад дороги нет: если донор откажется в этот момент, пациента ждет неминуемая смерть.

По телефону Елену поддерживала дочь, которая гордилась решением мамы и одновременно переживала за нее. Они были на видеосвязи почти 24/7 – даже во время донации. А вот своей маме, чтобы она не волновалась, Елена не решалась рассказать о трансплантации до последнего.

Обычно забор происходит через вену на внутренней стороне руки, но в случае Елены, чтобы не навредить донору, была выбрана внутренняя яремная правая вена, расположенная под ключицей.

– На забор материала ушло около шести часов. Болезненных ощущений не было, можно было смотреть фильм или читать книгу, – поделилась Елена. – Когда позже я рассказывала друзьям и коллегам о трансплантации костного мозга, услышала множество мифов об опасности процедуры для донора или о заборе ткани из позвоночника. Все они не имеют ничего общего с действительностью.

Забор костного мозга производится двумя способами: шприцем из тазовой кости и из венозной крови. Оба безопасны для донора. По данным Федерального медико-биологического агентства, донор отдает лишь малую часть своего костного мозга – менее 5% от общего объема костного мозга и стволовых клеток. Потеря части стволовых клеток донором не ощущается, а их объем полностью восстанавливается в течение 7–10 дней.

НАГРАДА – СПАСЕННАЯ ЖИЗНЬ

Стоит отметить, что еще один миф – о щедром вознаграждении донорам костного мозга – тоже ложный. Донация проходит полностью на безвозмездной основе. А чтобы у донора и пациента не возникало друг к другу вопросов, их имена держатся в секрете не только до переливания, но и два года спустя – пока состояние больного не стабилизируется. Потом, как правило, они знакомятся.

Так получилось и с Еленой Денисовой. Родные ребенка сами вышли на связь, чтобы сказать слова благодарности. Когда новый костный мозг успешно прижился, девочка стала вести жизнь обычного подростка: она учится в школе, встречается с друзьями и переживает первую влюбленность. Елена Денисова наблюдает за ней на расстоянии, регулярно интересуется ее самочувствием у бабушки.

– Несмотря на совпадение ДНК, она совсем на меня не похожа. Мы ни разу не встречались, я не вижу смысла вмешиваться в ее жизнь, но, конечно, она теперь никогда не будет для меня чужим человеком, – поделилась Елена.

А спустя 4,5 года Елене вновь позвонили из службы крови и сообщили о награде: медали за донорство костного мозга от Министерства здравоохранения России. Трубница бережно ее хранит – это часть и ее личной истории.

Вероятность стать донором костного мозга составляет менее 1%. Чем шире информационная база, тем больше жизней можно спасти. Сейчас в федеральном регистре состоят 207 тысяч человек при потребности в 500 тысяч человек. Сдать кровь на анализ HLA-генотипа можно на станции переливания крови.

#донорство#ЧТПЗ#НашиЛюди